Неправильно сросшийся перелом лучевой кости со смещением

Застарелые, неправильно сращенные и несращенные переломы лучевой кости в типичном месте со смещениями, подвывихами и деформациями нижнего конца предплечья нарушают функцию кисти в лучезапястном суставе и в некоторой степени пронацию предплечья. Деформация в области лучезапястного сустава вызывает косметический дефект и является источником скорее моральных, чем физических, страданий женщин молодого, среднего, а иногда и пожилого возраста.

В застарелых случаях в сроки до 2-4 нед, а иногда в более поздние, удается произвести вправление обычными приемами – ручным способом с применением некоторого насилия. В более тяжелых случаях вправлению может препятствовать сместившийся нижний конец локтевой кости, расположенный (против нормы) на одном уровне (а чаще ниже суставной поверхности) с укоротившейся лучевой костью. В этих случаях резекция нижнего конца локтевой кости на протяжении 2-3 см значительно облегчает вправление. Если же оно не удается, небольшая операция — резекция нижнего конца локтевой кости – не только дает косметическое улучшение и сглаживает деформацию, но и улучшает функцию в лучезапястном суставе, уменьшает боли.

Неправильное сращение переломов лучевой кости в типичном месте наблюдается часто. В зависимости от характера смещения дистального конца лучевой кости отмечается большая или меньшая деформация и ограничение функции лучезапястного сустава.

Основными причинами неправильного сращения и деформаций являются: 1) плохая и недостаточная репозиция; 2) повторное смещение отломков в гипсовой повязке после уменьшения отека; 3) сильное раздробление эпифиза; даже после хорошего вправления отломки в таких случаях нередко вновь смещаются и при поврежденной суставной поверхности лучевой кости нарушается конгруэнтность сустава; 4) большая компрессия эпиметафиза лучевой кости, которая обычно наблюдается при переломах у пожилых людей; вследствие разминания губчатой кости сращение происходит с укорочением лучевой кости и, таким образом, выпячивающаяся головка локтевой кости располагается дистальнее суставной поверхности лучевой кости; лучезапястный сустав расширен; 5) полный разрыв связок нижнего лучелоктевого сустава и вследствие этого смещение дистального конца локтевой кости; 6) слишком раннее снятие гипсовой лонгеты и применение лечебной гимнастики (до сращения перелома); это может привести к повторному смещению отломков и деформации.

Имеется большая градация деформаций, дисфункций и косметических нарушений. В связи с этим следует различать случаи, в которых нужно применить хирургические способы. Если деформация не выражена и не вызывает сколько-нибудь значительных

нарушений функций, операция не показана. Даже при значительных деформациях под влиянием лечебной гимнастики, массажа и физиотерапии часто восстанавливается вполне удовлетворительная функция кисти.

Оперативное вмешательство показано при значительной деформации, нарушении конгруэнтности и функции лучезапястного сустава и при посттравматическом деформирующем артрозе, которые часто являются причиной болей в лучезапястном суставе.

У молодых людей, особенно у женщин, при деформации даже без значительных нарушений функций часто возникает необходимость в оперативном исправлении косметического дефекта. Если деформации сопровождаются остеопорозом Зудека, операция не должна предприниматься до тех пор, пока признаки этого синдрома нарастают, остаются стабильными или продолжают уменьшаться. Иначе говоря, операция по поводу деформации возможна лишь после полной ликвидации синдрома острого болезненного посттравматического остеопороза.

В большинстве случаев оперативное вмешательство приводит к улучшению как внешнего вида, так и функции лучезапястного сустава. Выбор оперативного вмешательства зависит от характера деформации и степени нарушения функции сустава.

Часто при неправильно сросшихся переломах предплечья в типичном месте со значительной деформацией, выпиранием нижнего конца локтевой кости, который расположен дистальнее суставной поверхности лучевой кости, функция лучезапястного сустава может быть значительно ограничена. В этих случаях небольшая операция – косая резекция на протяжении 2-3 см дистального конца локтевой кости, в определенной степени блокирующего движения в лучезапястном суставе, не только уменьшает деформацию и сглаживает косметическое нарушение, но и улучшает функцию сустава и уменьшает боли. После поднадкостничного удаления конца локтевой кости необходимо сшить края периоста и таким образом соединить конец резецированной локтевой кости с lig. collateral carpi ulnare (рис. 81). После операции накладывают гипсовую лонгету от локтя до головок пястных костей на 10-12 дней. Затем назначают лечебную гимнастику и тепловые процедуры.

Простая корригирующая остеотомия показана при угловых искривлениях оси лучевой кости, если длина этой кости и артикулирующая поверхность сохранены. После остеотомии отломки соединяют с помощью спицы толщиной 2-3 мм, которая проводится через оба отломка и фиксирует их в правильном положении. Один конец спицы выводят над поверхностью кожи. Если между отломками образовалась щель, ее заполняют губчатой костью, взятой из крыла подвздошной кости, или гомокостью. После операции накладывают гипсовую повязку от локтевого сустава до головок пястных костей. Спицу удаляют через 4-6 нед, а гипсовую повязку — через 8 нед после операции.

Если лучевая кость укорочена, показана простая корригирующая остеотомия лучевой кости с резекцией дистального конца локтевой кости. Отломки лучевой кости фиксируют так же, как было указано выше, а резецированную часть локтевой кости используют как аутотрансплантат. В ряде случаев удлинить лучевую кость после остеотомии можно за счет пересадки костного аутотрансплантата, взятого с наружной части дистального конца локтевой кости по Кемпбеллу.

В некоторых случаях при тяжелых деформациях с разрушением радиоульнарной суставной поверхности, деформирующем артрозе, нарушении функции и болях возникает вопрос об артродезе лучезапястного сустава; при этом в ряде случаев производится также резекция дистального конца локтевой кости.

Раздробленные переломы эпифизарной области с повреждением ростковой зоны у детей могут вызвать преждевременное прекращение роста лучевой кости; степень нарушения роста и возникающую вследствие этого деформацию трудно предсказать. Переломы лучевого эпифиза с подозрением на повреждение ростковой зоны следует контролировать каждые 6-12 мес, чтобы определить судьбу росткового хряща. У

маленьких детей несоответствие роста лучевой кости может потребовать резекции дистального локтевого росткового хряща. Этого не следует делать у детей в возрасте, в котором приближается фаза окостенения эпифиза лучевой кости. В таких случаях целесообразнее произвести поднадкостничную резекцию 2-3 см локтевой кости выше росткового хряща дистального конца локтевой кости и затем соединить дистальный и проксимальный отломки при помощи шва или винта.

Рис. 81. Резекция дистального конца локтевой кости при неправильно сросшемся переломе в типичном месте.

Несращение дистального конца лучевой кости — редкое осложнение. В этих случаях, как правило, имеется укорочение лучевой кости. Производят резекцию дистального конца локтевой кости на протяжении 2-3 см, сопоставление отломков лучевой кости, фиксацию их посредством спицы, один конец которой выводят над кожей, и костную трансплантацию губчатыми костными пластинками. Спицу удаляют через 6 нед, а гипсовую повязку – через 8-10 нед.

Читайте также:  Перелом головки лучевой кости реабилитация

Пятнистый посттравматический остеопороз, или так называемая острая трофоневротическая костная атрофия Зудека, или острый болезненный остеопороз, — нередкое осложнение после переломов предплечья в типичном месте. Патогенез этого осложнения полностью не выяснен, вероятнее всего, в основе лежат сосудистые и нейротрофические нарушения. Болезнь характеризуется развитием значительного отека и напряжением в мягких тканях кисти и пальцев. Отмечаются циркуляторные нарушения в мягких тканях и костях. Кожа приобретает пурпурный цвет со стеклянным блеском, на ощупь она холодная. Пальцы отечны, выпрямлены, движения в пальцевых суставах почти полностью отсутствуют, в пястно-фаланговых – весьма ограничены, в лучезапястном суставе также ограничены. Всякая попытка активных или особенно пассивных движений

вызывает сильную, подчас мучительную боль. Нередко больные вследствие вынужденного фиксированного положения руки испытывают также боли в локтевом и плечевом суставах. Процесс длительный, продолжается несколько месяцев.

На рентгенограммах отмечается пятнистый остеопороз, захватывающий нижнюю часть лучевой и локтевой костей, запястные и пястные кости, фаланги пальцев.

Хотя травматический остеопороз встречается и у молодых, однако у пожилых людей это осложнение наблюдается чаще и протекает более тяжело и продолжительно. Движения пальцев у них восстанавливаются медленнее и труднее, чем у молодых. Наряду с тяжелыми формами посттравматического остеопороза отмечаются менее выраженные формы, при которых восстановление происходит легче и быстрее. Обычно при тяжелых формах боль начинает стихать через 2-3 мес после, казалось, почти застывшего состояния; в течение многих месяцев продолжает улучшаться состояние руки, уменьшается отек и восстанавливается функция пальцев, хотя в некоторых случаях ограничение ее все же остается.

Лечение заключается в футлярной блокаде выше места поражения 80 мл 0,25% раствора новокаина, назначении анальгетиков, массажа, теплых ванночек и, самое важное, в побуждении к активным и пассивным движениям в течение длительного времени, пока не наступит выздоровление.

Неврит срединного нерва, описанный Г. И. Турнером (1926), может возникнуть в результате ушиба нерва в момент травмы или сдавления рубцовой тканью или костью в том месте, где нерв проходит на ладонной поверхности в запястном канале под ладонной и поперечной запястными связками. Клиническая картина характеризуется постоянной болью с атрофией мышц тенара и межпястных промежутков. Это осложнение иногда может потребовать сравнительно небольшого хирургического вмешательства, заключающегося в освобождении срединного нерва. Синдром сдавления срединного нерва не следует смешивать с синдромом травматического остеопороза.

Разрыв сухожилия длинного разгибателя I пальца — осложнение, которое наблюдается в более позднем периоде после травмы. Разрыв этого сухожилия происходит под влиянием постоянного трения над костным выступом, образовавшимся в результате смещения дистального отломка лучевой кости в тыльную и лучевую стороны. Лечение состоит в сшивании сухожилия и перемещении его за пределы поврежденной бороздки лучевой кости или в выравнивании этой бороздки.

Неправильное сращение лучевой кости

И та и другая точка зрения имеет право на существование, главное, чтобы пациент был проинформирован. С одной стороны, операция – это затраты сил, средств и времени, с другой стороны, рука сама не пройдет и со временем может быть хуже.

Итак, в чем же заключается эта операция и почему она должна помочь?

Снимки в процессе операции.

На этих промежуточных снимках хорошо видна расширенная линия остетомии (распила или рассечения кости). Благодаря разъединению неправильно сросшихся отростков, появляется возможность сопоставить их правильно. Образовавшийся промежуток заполняется костью из подвздошного гребня (наиболее распространенное донорское место).

Окончательный вид после остеотомии лучевой кости

А вот так выглядит окончательная фиксация пластиной. На первый взгляд может показаться, что кость зафиксирована не очень ровно. Однако это впечатление обманчиво, потому что судить следует по восстановленной длине лучевой кости и правильным углам наклона суставной поверхности. Так же обратите внимание на идеальный подбор длины винтов.

Take home message или основная мысль:

Если Вас не устраивает результат лечения перелома, не бойтесь сходить к врачу и обсудить варианты решения этой проблемы.

Вы можете подробнее обсудить свой случай при личной встрече!

Ориентировочная стоимость хирургического лечения данной патологии 90000 — 120000 рублей в зависимости от объема и сложности вмешательства

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Мельников В. С., Коршунов В. Ф.

Методы оперативного лечения неправильно сросшихся переломов дистального эпиметафиза лучевой кости

^ В.С. Мельников, В.Ф. Коршунов

Кафедра травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии РГМУ

Переломы костей предплечья являются одним из самых распространенных видов травмы опорно-двигательного аппарата — от 11,6 до 36,3% всех переломов. При этом переломам костей предплечья сопутствует высокий процент неудач лечения (30—60%). Среди инвалидов с повреждениями скелета травматического характера на долю больных с застарелыми деформациями лучевой кости в типичном месте приходится 6,7—13,7%. Переломы дистального эпиметафиза лучевой кости (ДЭМЛК) приводят к остаточным деформациям и нарушению функции у 23% больных. Причиной этого является как сложность анатомического строения и биомеханики предплечья, так и ошибки, допущенные при оказании первичной помощи.

Консервативное лечение свежих переломов ДЭМЛК не всегда приводит к удовлетворительным результатам. Анализ результатов консервативного лечения показывает, что исправить ось конечности при ручной репозиции отломков удавалось лишь в 43% случаев, уменьшение угла наклона во фронтальной плоскости сохранялось в среднем у 5% больных, а в 24—42% случаев происходило вторичное смещение отломков в гипсовой повязке (оно наступает на 5—10-й день после травмы в связи с ослаблением гипсовой повязки после спадения отека мягких тканей). Одномоментная ручная репозиция и гипсовая иммобилизация зачастую не обеспечивают должную декомпрессию, хорошее сопоставление отлом-

8 Лечебное дело 3.2008

ков, восстановление длины сегмента и надежную фиксацию. При многооскольчатых внутрисуставных переломах с компрессией отломков восстановить анатомические взаимоотношения в поврежденном суставе консервативным способом, как правило, не удается.

У больных с застарелыми и неправильно сросшимися переломами ДЭМЛК применяются различные виды оперативного лечения. Многие авторы рекомендуют костнопластические корригирующие операции: корригирующие остеотомии лучевой кости, локтевой кости или обеих костей предплечья. При помощи данных операций можно устранить смещение костных отломков, но не удается восстановить длину лучевой кости, в результате изменяется физиологическое натяжение мышц, что приводит к нарушению функции кисти. Для восстановления длины лучевой кости многие авторы применяют костную ауто- или аллопластику с применением различных внутренних фиксаторов.

Читайте также:  Закрытый перелом лонной и седалищной кости справа

Хирургические методы лечения неправильно сросшихся переломов ДЭМЛК можно разделить на три основные группы:

• методы с применением внутреннего остеосинтеза;

• методы с использованием аппаратов внешней фиксации;

• комбинированные методы (включают в себя применение аппаратов внешней фиксации и внутреннего остеосинтеза).

Остеосинтез пластинами в настоящее время признан методом выбора для лечения большинства суставных повреждений и многих повреждений метафизов костей предплечья. Методы реконструкции пластинами основаны на принципе “биологической фиксации”, направленной на сохранение кровоснабжения пораженной конечности для того, чтобы ускорить костную репарацию, а также предупредить инфицирование переломов. Однако метод накостного остеосинтеза не лишен недостатков, сдерживающих его применение в клинической практике:

• наложение накостных пластин требует скелетирования костных отломков и отслойки надкостницы на довольно большой площади, что ухудшает местное кровоснабжение и репаративные процессы в кости;

• высокая травматичность операции при установке и удалении пластины также плохо отражается на процессах регенерации;

• существует опасность инфицирования операционной раны;

• возможны рефрактуры или патологические переломы на уровне винтовых перфораций, прорезывание винтов при выраженном остеопорозе;

• не исключается возможность металлоза или коррозии пластины;

• при остеопорозе не обеспечивается необходимая стабильность;

• при переломах, сросшихся с выраженным смещением, не всегда удается одномоментно устранить укорочение лучевой кости.

Другим распространенным методом остеосинтеза служит чрескостный внеочаго-вый остеосинтез аппаратами внешней фиксации. В настоящее время во многих странах мира нашли применение различные аппараты и устройства для внешней фиксации, которых насчитывается более 300. Практическое значение имеет разделение

аппаратов внешней фиксации на два основных типа: спицевые и стержневые.

Для восстановления костных дефектов разработано большое число методов: одномоментная и двухэтапная костная пластика, пластика костными трансплантатами на питающей ножке или деминерализованной костью, свободная пластика массивными аутотрансплантатами.

Основные принципы лечения повреждений ДЭМЛК состоят в следующем:

• наиболее точное восстановление длины лучевой кости и анатомических соотношений в лучезапястном суставе за счет корригирующей остеотомии и костной аутопластики;

• надежная фиксация костных отломков и трансплантата в правильном положении;

• ранняя функциональная нагрузка поврежденной конечности.

Материал и методы

Оперативное лечение с использованием костной аутопластики и дистракционного аппарата чрескостной фиксации проведено 112 больным с неправильно сросшимися переломами ДЭМЛК. Пациенты находились на лечении в специализированном отделении хирургии кисти кафедры травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии РГМУ на базе Городской клинической больницы № 4 г. Москвы в период с 1986 по 2006 г.

Среди пациентов преобладали женщины (68,7%), причем 76% всех больных были в трудоспособном возрасте (20—60 лет). Большинство больных (94 человека — 83,9%) было госпитализировано позднее 3 мес с момента травмы. Все пациенты до поступления в клинику лечились консервативными способами и проходили курс реабилитации без положительной динамики.

Были проанализированы причины неудовлетворительных результатов консервативного лечения. Основной причиной вторичного смещения костных отломков слу-

жило выраженное разрушение костной ткани ДЭМЛК с последующей ее резорбцией и смещение дистального отломка под влиянием тяги мышц.

Среди частых ошибок диагностики и лечения необходимо отметить следующие:

• недостаточное рентгенологическое обследование больного или его отсутствие — 7,1% случаев;

• неправильная интерпретация рентгенологических данных — 6,2%;

• отсутствие рентгенологического контроля после репозиции и в процессе лечения — 30,3%;

• грубая техника или многократные попытки вправления перелома — 27,5%;

• недостаточное вправление перелома или отсутствие вправления — 42,1%;

• отсутствие иммобилизации, недостаточная или нерациональная иммобилизация — 24,1%;

• несоблюдение больными рекомендаций врача — 5,4%.

У ряда больных имелось сочетание нескольких ошибок диагностики и лечения. Всего ошибки на различных этапах консервативного лечения были допущены у 98 пациентов (87,5%), что обусловило у 62 больных (55,4%) вторичное смещение отломков.

Среди повреждений ДЭМЛК встречались последствия переломов трех типов по классификации АО:

тип А — внесуставные переломы лучевой кости — 7 (6,2%);

тип В — неполные внутрисуставные переломы — 31 (27,7%);

тип С — полные внутрисуставные переломы — 74 (66,1%).

Преобладали переломы правой лучевой кости — 83 (74,1%). Сочетание переломов ДЭМЛК с повреждениями локтевой кости или радиоульнарного сочленения наблюдалось у всех пациентов. Наиболее часто переломы ДЭМЛК встречались в сочетании с переломом шиловидного отростка локтевой кости — в 80 случаях (88,4%), пол-

ный вывих головки локтевой кости наблюдался у 17 больных (17,7%). Перелом головки или шейки локтевой кости встречался в единичных случаях — 8 (8,3%), а повреждение радиоульнарного синдесмоза — у 73 больных (86,5%). У некоторых больных эти повреждения сочетались между собой.

У всех пациентов имелось ограничение функции лучезапястного сустава. Невропатии срединного нерва наблюдались у 12 пациентов (10,7%), локтевого нерва — у 3 (2,7%). У 61 больного (54,5%) имелось осложнение в виде синдрома Зудека 11—111 стадий, тугоподвижность и контрактура суставов пальцев и кисти.

Показаниями для оперативного лечения являлись:

• сросшиеся со смещением переломы ДЭМЛК с выраженной деформацией лучезапястного сустава и нарушением функции кисти;

• наличие болевого синдрома;

• невралгии локтевого и срединного нервов, снижение чувствительности. Лечение неправильно сросшихся переломов ДЭМЛК заключалось в остеотомии лучевой кости, костной аутопластике трансплантатом из гребня подвздошной кости или элементов костной мозоли и фиксации в дистракционном аппарате (разработан В.Ф. Коршуновым). Дистрак-ционный аппарат состоит из двух облегченных полуколец, на концах которых имеется по два отверстия диаметром 8 мм, расположенных одно под другим (рис. 1). Натяжение спиц производится с помощью специальных болтов. В крайние отверстия полукольца с каждой стороны вставляется болт, под головкой которого имеется сквозное отверстие, куда проводится спица Кирш-нера. Поворотом двух болтов в противоположных направлениях производят натяжение спицы и фиксируют ее в этом положении с помощью гаек. Через два других отверстия оба полукольца подвижно соединяются между собой с помощью двух

резьбовых штанг, при вращении гаек на которых можно раздвигать или сближать полукольца аппарата, осуществляя дистрак-цию или компрессию костных отломков.

Для обезболивания во время операции нами применяется проводниковая анестезия плечевого сплетения в аксиллярной области, преимуществами которой являются: простота и доступность, отдаленность места анестезии от зоны оперативного вмешательства, положительное влияние на микроциркуляцию в поврежденной конечности, сопутствующая обезболиванию мышечная релаксация, минимальная вероятность осложнений. При заборе костного трансплантата из гребня подвздошной кости выполнялась местная инфильтрационная анестезия 40—50 мл 0,25% раствора новокаина в сочетании с внутрикостным введением 10—15 мл анестетика в крыло подвздошной кости.

Читайте также:  Неправильно срослась рука после перелома

Техника операции: мы применяем операционный доступ по тыльно-лучевой поверхности нижней трети предплечья, дугообразной формы в косо-продольном направлении в проекции третьего разгиба-тельного канала, размером 4—5 см. Далее по желобоватому зонду вскрывается третий разгибательный канал, сухожилие длинного разгибателя 1-го пальца берется на держалку или крючком и отводится в сторону. Надкостница рассекается в косо-продольном направлении в проекции неправильно сросшегося перелома лучевой кости и распатором отслаивается от кости. Долотом с ограничителем выполняется остеотомия в области неправильно сросшегося перелома, производится репозиция и определяется размер образовавшегося костного дефекта. Если дефект не превышает 1 см и выражена костная мозоль, то в качестве трансплантата могут использоваться элементы мозоли, а при большем размере дефекта необходимо выполнение костной пластики более массивными трансплантатами из отдаленных участков тела.

Рис. 1. Внешний вид дистракционного аппарата.

На наш взгляд, оптимальным является костный трансплантат из гребня подвздошной кости: большое количество губчатой костной ткани снижает время перестройки трансплантата и улучшает результаты. Из разреза кожи в проекции гребня подвздошной кости длиной 5 см надкостница отслаивается от кости, долотом с ограничителем берется костный трансплантат. Производится гемостаз, надкостница ушивается кетгутом, рана зашивается.

Костный трансплантат моделируется по форме и размеру образовавшегося дефекта лучевой кости, рассверливается спицей Киршнера в разных направлениях. Дефект лучевой кости замещается трансплантатом, для его фиксации проводится спица Кирш-нера через шиловидный отросток лучевой кости и костный трансплантат прокси-мальнее в лучевую кость. Производится гемостаз, рана ушивается. С целью иммобилизации и снижения нагрузки на лучезапястный сустав монтируется дистракцион-ный аппарат.

После операции проводился рентгенологический контроль. При недостаточной репозиции или оседании костных фрагментов в послеоперационном периоде после стихания болей назначалась дозированная дистракция по 1 мм один раз в 3 дня. Дистракция осуществляется вращением гаек на резьбовых штангах аппарата и перемещением полуколец. Одним полным оборотом гайки полукольцо передвигается на

1 мм. При этом надо учитывать то обстоятельство, что часть силы дистракции уходит на деформацию спицы и преодоление силы ретракции мышц. При появлении боли, отека предплечья и кисти, парестезий в проведении дистракции делали перерыв или снижали ее темп до исчезновения осложнений.

Проведя рентгенологический контроль и убедившись, что анатомические соотношения костей в лучезапястном суставе восстановлены, дистракцию прекращали, дис-тракционный аппарат оставляли для фиксации костных отломков на 6 нед. Послеоперационный период у всех больных протекал без осложнений.

Результаты лечения неправильно сросшихся переломов ДЭМЛК оценивали по субъективным жалобам (в основном на

боль в области травмы), данным клиникоинструментального обследования (осмотр, рентгенография, измерение амплитуды движений и силы кисти) и динамике качества жизни (степень социальной адаптации, самообслуживания в быту, возвращение к профессиональной деятельности). Отдаленные результаты лечения в сроки от 6 мес до 20 лет изучены у 87 из 112 больных, оперированных в клинике (77,6%). Хорошие результаты получены у 67 пациентов (77%), удовлетворительные — у 17 (19,5%), неудовлетворительные — у 3 (3,5%).

Больная В., 50 лет, служащая. Травма произошла в быту: упала с опорой на правую кисть, получила закрытый оскольча-тый перелом дистального эпиметафиза

правой лучевой кости со смещением к тылу (С3 по классификации АО/АБШ) и перелом шиловидного отростка локтевой кости. В тот же день в травматологическом пункте под местной анестезией была произведена ручная репозиция и фиксация гипсовой лонгетой. Через 1,5 мес после снятия гипсовой повязки по данным

ДЭМЛК сросся со смещением, перелом шиловидного отростка не сросся. Был начат курс лечебной физкультуры и физиотерапии.

Через 6 мес после травмы больная была госпитализирована в нашу клинику с жалобами на деформацию и боль в правом лучезапястном суставе, ограничение функций правой кисти. На рентгенограмме (рис. 2):

контрольной рентгенографии перелом

радиоульнарный угол 17°, высота суставной поверхности лучевой кости 9 мм, ра-диоульнарный индекс +8 мм (локтевая кость выше лучевой), угол наклона суставной поверхности в боковой проекции отрицательный (—26°). При осмотре имеется лучевая девиация правой кисти, болезненность и хруст при движениях в лучезапястном суставе, ограничение активных и пассивных движений правой кисти в лучезапястном суставе: сгибание — 22°, разгибание — 80°, ротация — 160°.

Под проводниковой анестезией была произведена остеотомия правой лучевой кости, костная аутопластика трансплантатом из гребня подвздошной кости, трансплантат фиксирован спицами, наложен дистракционный аппарат. После стихания послеоперационных болей начаты активные движения пальцами, производилась дозированная дистракция под рентгенографическим контролем. После восстановления длины лучевой кости дистракцион-ный аппарат оставлен для фиксации. Через 8 нед после наложения дистракционный аппарат был снят, кисть фиксирована гипсовой лонгетой, еще через 2 нед удалены спицы и снята гипсовая лонгета. Больной назначен курс реабилитационного лечения, включающий лечебную физкультуру, массаж, теплые ванны, физиотерапевтические процедуры. Полученный результат оценен как отличный (рис. 3).

Таким образом, предложенный метод лечения неправильно сросшихся переломов дистального эпиметафиза лучевой кости является малотравматичным, простым в исполнении и обеспечивает высокий процент хороших результатов.

Аль-Али Исам. Хирургическое лечение последствий переломов костей предплечья методами накостного и чрескостного остеосинтеза: Дис. . канд. мед. наук. М., 2003.

Бондаренко Е.А. Метод дистракции при лечении переломов дистального эпиметафиза лучевой кости: Дис. . канд. мед. наук. М., 2001.

Зоря В.И., Лирцман В.М., Ульянов А.В. Накостный компрессионно-динамический остеосинтез переломов костей предплечья // Вестник травматологии и ортопедии им. Н.И. Приорова. 1999. № 4. C. 18—21.

Измалков С.Н., Семенкин О.М., Иванов М.А. Применение систем с угловой стабильностью в лечении больных с переломами дистального отдела лучевой кости // Всероссийская научно-практическая конференция “Актуальные вопросы травматологии и ортопедии”: Тез. докл. СПб., 2006. С. 131.

Малый Ю.Б., Мыльников А.В. Механические основы первичного и повторного смещения при переломах лучевой кости // Ортопедия, травматология и протезирование. 1983. № 1. C. 10.

Мензорова Н.В., Кузнецова Н.Л. Анализ осложнений переломов костей дистального отдела предплечья // Вестник центральной городской больницы № 23. 2003. № 1. С. 56—59.

Сакалов Д.А. Посттравматическая рефлекторная алгодистрофия верхней конечности (синдром Зудека): Автореф. дис. . канд. мед. наук. М., 1995.

Kapandji A. The radio-ulnar unit. Its functional importance in fractures of both bones of the forearm // Chir. Main. 1998. V. 17. № 4. P. 348-361.

Читайте также:
Adblock
detector